2022-03-01
Цветы у посольства Украины в Минске. Фото: motolko.help

Беларусский писатель Андрей Жвалевский, который и сейчас живет Беларуси, написал статью о том, в каком положении находятся беларусы и что чувствуют во время военной агрессии России против Украины с территории их страны. Адресатами своего высказывания он видит украинцев, жителей демократического мира и самих беларусов. Мы публикуем статью в сокращении.

Сейчас, когда весь мир смотрит на военную агрессию России против Украины с территории Беларуси, про беларусов вспоминают словами «пособники агрессии». Причем эти претензии высказывают не только в адрес Лукашенко и его подчиненных, а вообще – все беларусы виноваты, что не воюют на стороне Украины.

Украине нужна конкретная помощь. Им я могу только сказать: «Мы пытаемся». Не только выходим на протесты, чего не было уже больше года. Не только отправляемся за решетку – задержано 800 человек, что в масштабах Украины составило бы 3500. Наши партизаны не бездействуют. Пока это капля в море, но… И тут меня снова тянет оправдываться. Не буду. Украине не до оправданий. Просто прошу поверить – мы делаем, что можем. Да, можем мало, но это не наша вина, это наша беда.

А вот почему это беда, нужно объяснить другой группе читателей – тем, кто вырос в реальной демократии. Или тем, кто настолько к ней привык, что искренне не понимает: «Почему вы не смените своего Лукашенко?»

Однажды знакомая эмигрантка в США рассказала, как американские студенты изучают сталинские репрессии. «Что за ерунда? – возмущаются они. – Почему они это позволяли? Почему отправлялись в концлагерь? Вот если бы меня отправили в концлагерь, я бы ни за что не поехал!» (Если что, это не шутка, реальная фраза). Вот ваше возмущение для беларуса звучит примерно так же. Вы все время думаете, что мы сгущаем краски, рассказывая про концлагерь.

Нет.

Все время помните, дорогие демократы, что я живу в стране, где на 9,5 миллионов населения — более тысячи политзаключенных. В Германии при том же уровне репрессий было бы почти девять тысяч политзаключенных. В США – 34 тысячи.Попытайтесь запомнить, что Беларусь – страна, в которой вообще нет закона. Генпрокурор в новогоднем отчете хвастался, что по «политическим» делам за 2021 год осуждено 1600 человек, и ни один суд не закончился оправдательным приговором.

(Почему я говорю «более тысячи» политзаключенных, а прокурор – о 1600? Наши правозащитники, часть которых сама сидит за решеткой, очень скрупулезны, когда объявляют человека политзаключенным. По мне – так слишком скрупулезны.) Словом, дорогие избалованные демократией люди, каждый раз, когда вы говорите: «Почему беларусы не…», мы слышим: «Я бы в концлагерь не поехал».

А теперь перейдем к группе читателей, которые реагируют на «коллективную вину беларусов» самым бурным образом. Да, я про нас, беларусов. Враги уже поняли, что «коллективную вину» можно использовать, чтобы вбить клин между украинцами и беларусами. Среди реальных комментариев все чаще появляются боты, которые бьют в одну точку: беларусы предали Украину, беларусы – агрессоры, беларусы – сволочи. Отличить бота просто: у него, как правило пустой аккаунт, а в друзьях только другие боты. Если перед реальными украинцами стоит извиниться и пообещать начать что-то делать, то с ботами разговор короткий – жалоба и бан.

Самое главное – а в чем мы с вами виноваты? Это действительно важный вопрос. Чувство вины есть, мы это чувствуем. Но когда нас обвиняют в том, что мы не идем с голыми руками на ОМОН, мы в некоторой растерянности. Это вызывает удивление, а не обиду. То есть виноваты мы не в этом.

А в чем?

Признаюсь, я долго самокопался. Вспоминал разные периоды беларусской истории и следил: что я стараюсь проскочить, где не хочу останавливаться. Для меня такой крайне неприятной точкой стала середина 1990-х. Это когда Лукашенко сначала победил на выборах, а затем уничтожил все демократические институты, подчинил все ветви власти себе и начал строить полицейское государство.

Я, как и подавляющая часть беларусов, просто бухтел. Рассказывал анекдоты. Сначала еще пытался голосовать против на всяких референдумах, потом вообще бросил ходить на выборы. Иронизировал над оппозицией. В общем, равнодушно смотрел, как вокруг меня строят забор и пулеметные вышки.

Вот это моя реальная вина. Думаю, мои ровесники и люди постарше тоже втайне понимают это, но боятся признаться. Или не боятся. Это неважно. Важно то, что прошлое изменить невозможно. Но можно извлечь из него уроки для будущего.Но об этом говорить пока рано. Сейчас задача другая – победить диктатуру. Одолеть огромный репрессивный аппарат, в котором сейчас не только милиция, КГБ и прочие карательные органы, но и те, кто теоретически должен защищать от произвола – прокуратура, суд, даже адвокатский корпус. И это при полном отсутствии вообще любых общественных организаций.

Но это не значит, что задачу решить невозможно. Все можно решить, если решать. А если рыдать и ругаться со своими же, то все силы на это и уйдут. Попробуйте что-то сделать. Прямо сейчас.

Слава Україні!

Жыве Беларусь!